Новости

Новости
2017 г.
2016 г.
2015 г.
2014 г.
2013 г.
2012 г.
2011 г.
2010г.
2009г.
2008г.
2007г.
2006г.
2005г.
2004г.
2003г.
2002г.
2001г.
Из первых рук
Материалы прессы
Я - Хакамада
МАСТЕР-КЛАССЫ
КНИГИ
КИНО
КОЛЛЕКЦИЯ ХАКАМА
История общественной деятельности
История политической деятельности
« август, 2017 »
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      
Наша кнопка

Ирина Хакамада приглашает к участию в дискуссии

Что есть право человека на референдум? Считаете ли вы ограничение на проведение референдумов ущемлением гражданских прав или нет? Что скрывается за громким скандалом?

Друзья!

Многие из вас смотрели в пятницу на канале НТВ программу "Свобода слова", где поднимались эти вопросы. Сегодня в рубрике "Воскресенье" опубликована моя статья "Куда ты ведешь нас, Зюганов-герой?".

Я приглашаю вас к открытой дискуссии в Форуме на эту тему и надеюсь увидеть ваши аргументированные соображения. Давайте подумаем вместе.

Ирина.

Стенограмма выступления И.Хакамада в передаче "Свобода Слова" 20 сентября 2002 года:

Ведущий Савик ШУСТЕР

ВЕДУЩИЙ: Добрый вечер, в эфире программа "Свобода слова", в которой свободу слова ограничивают время и я - Савик Шустер. Внезапно главным событие этой недели стал стремительно и загадочно, надо сказать, принятый мораторий на референдумы. За него голосовали 4 раза до нужного результата. Он проходит все чтения за одну неделю. За всем этим тщательно следил Кремль. Чем вызван думский с переполох, чем опасен для России референдум? Об этом программа "Свобода слова". Главные герои. Инициатор моратория, лидер фракции "Отечество - вся Россия" Вячеслав Володин. Один из лидеров "Союза правых сил" Ирина Хакамада. Один из лидеров партии "Либеральная Россия" Сергей Юшенков. Рядом с ним кресло пустое, но только потому, что лидер КПРФ Геннадий Зюганов находится в Санкт-Петербурге. Между прочим, потерявшим название Ленинград в результате референдума. А в нашей студии в центре Москвы академик, ректор РГГУ Юрий Афанасьев. Вопрос, на который я попрошу ответить всех главных героев коротко: считаете ли вы запрет 2-годичный референдумов ущемлением гражданский прав или нет? Ирина Хакамада, пожалуйста.

И.ХАКАМАДА: Во-первых. Я считаю, что вопрос сформулирован некорректно с вашей стороны.

ВЕДУЩИЙ: Почему?

ХАКАМАДА: Не запрет на все референдумы.

ВЕДУЩИЙ: Я сказал на 2-годичные, ладно, год и три месяца.

ХАКАМАДА: Нет, не на все референдумы, а только на общероссийские. И не запрет, а просто изменение процедуры, перед выборами. Это вы очень сильно так сказали, запрет, как бы заложили уже информацию. Не надо.

ВЕДУЩИЙ: Я сильно сказал, чтобы вы сильно ответили.

ХАКАМАДА: Сильно я сейчас отвечу. Я согласна с вами, давайте проводить референдум. Я согласна с вами, давайте проводить референдумы. Я согласна с компартией, и даже с их позицией, но при одном условии: парламент распускается и говорит, что больше ничего не может сделать и отдает все свои функции народу.

ВЕДУЩИЙ: В прямом эфире "Свобода слова", мы обсуждаем вопрос о референдуме, самый горячий вопрос этой недели. Я приглашаю к микрофону Ирину Хакамаду, одного из лидеров Союза Правых Сил, вице-спикера Государственной Думы Российской Федерации. Ирина, я процитирую Юрия Николаевича Афанасьева, который сказал, что, в принципе, вы - демократы, вы - либералы, вы - новое поколение, вы - лицо российского либерализма. И как же вы, пусть даже на год, на 1.5 пошли на то, чтобы запретить такой демократический институт.

ХАКАМАДА: Чтобы установить мораторий на проведение только общероссийских референдумов, при этом региональные референдумы можно проводить хоть каждый день. Корректно, ладно, корректно. Значит, Савик, Вы начинаете свою передачу с того, что, обращаясь ко всему народу, говорите: "Это передача, это "Свобода слова", которую ограничивает только время и я, Савик Шустер".

ВЕДУЩИЙ: А сегодня мне не удается ее ограничивать. Понимаете, вот не удается.

ХАКАМАДА: Понимаете, я не к тому. Я к тому, что народ при этом аплодирует. Значит, оказывается, свободу слова нужно ограничивать, когда для этого есть объективные ограничители - или время, или ведущий. Вы это признаете? Признаете. Второе. Теперь по поводу либерализма. Мы очень часто произносим это слово, и Юрий Афанасьев прекрасно это знает, как историк, кстати, ректор частного университета, не принадлежащего государству, имеющего огромные частные инвестиции и который постоянно стимулирует вложение частного капитала в систему образования. Так вот, есть основной принцип либерализма - свобода моего носа заканчивается там, где начинается свобода вашего носа. То есть, на самом деле, мне нужно переубедить аудиторию, и для этого я должна говорить столько, сколько мне положено. То есть, свобода - понятие правовое и процедурное. Это не воля, это не тогда, когда "что хочу, то и ворочу". Свобода требует процедур. Теперь переходим к вопросу референдума. Референдум - это прямая демократия, народ сам устанавливает правила, по которым хочет жить. Выборы - это представительная демократия, когда народ говорит: "Я буду сеять и пахать, я буду печь, я буду строить, я буду добывать нефть, я буду делать свое дело. А вот ты, политик, я тебе буду платить свои налоги за то, что ты будешь делать свое дело. Ты будешь сидеть там, в парламентах, в органах власти, в правительствах и будешь профессионально решать проблемы, в которых я мало, что понимаю. Потому что я для того тебя и кормлю, и отдаю часть своего хлеба, чтобы заниматься своим трудом". Это называется представительная демократия. И поэтому существуют как выборы, так и референдум. Третья позиция. Прямая демократия - референдум, всегда во всех европейских странах используется только тогда, когда вопрос настолько чрезвычайно важен, при котором представительная демократия этого вопроса решить не может. И сама власть говорит - мы не можем решить этот вопрос, и мы обращаемся к народу. Так было в Швейцарии и во всех европейских странах. Плюс еще, правда, прямая демократия используется в полудиктаторских государствах, когда демократия только украшение, население забито, и с помощью референдумов приходили президенты к третьему сроку, к четвертому, устанавливали диктаторские режимы и что хотели, то и делали. Но мы не такое государство, я надеюсь. И поэтому я считаю, что на самом деле нужно теперь разобраться, что такое выборы - представительная демократия, и что такое референдум - прямая. Я понимаю, на самом деле, коммунистов. Народу надо, наконец, разобраться, его надо уважать. Не надо ему тут мозги полоскать своими программами политическими. Давайте, мы народу суть расскажем. Так вот, выборы, как представительная демократия - они процедурно все оформлены, когда выбирать, на сколько лет выбирать, сколько должно прийти населения, пришло меньше 25 процентов - выборы не состоялись. Все процедуры есть. А по референдуму, на самом деле, содержание вопроса не отработано. Поэтому сам Юшенков правильно сказал, что в 91 году получилось, потому что вопрос не был правильно сформулирован. Поэтому то, что мы сделали, "правые", мы проголосовали пока что за очень плохое решение. Я считаю, плохое решение. Но бывает еще худшее. Почему? Пока на год и три месяца приостановили всероссийские референдумы, чтобы вот такие вот "левые" силы не использовали его для своего продвижения, а потом, конечно, на самом деле это все ликвидируем, и будем формировать механизм, как содержание вопроса должно соответствовать Конституции.

ВЕДУЩИЙ: Хорошо. Все хотят высказаться, Ирина. Юрий Николаевич Афанасьев, пожалуйста, коротко.

АФАНАСЬЕВ: Ну, во-первых, я не могу не сделать некоторые уточнения и ответить Ирине, сказать, что я все-таки ректор не частного, а государственного университета. Это, во-первых.

ХАКАМАДА: С частными инвестициями.

АФАНАСЬЕВ: А во-вторых, в бюджете РГГУ, к сожалению великому, нет частных инвестиций. К великому сожалению.

ХАКАМАДА: Это неправда.

АФАНАСЬЕВ: Я говорю правду.

ХАКАМАДА: Я не хочу сейчас заниматься этой мелочью, мы обсуждаем референдум.

ВЕДУЩИЙ: Да, мы обсуждаем референдум.

АФАНАСЬЕВ: А что касается референдума, Ирина, Вы всегда будете в трудном положении, если будете публично доказывать, что запрет на проведение референдума соответствует ценностям демократии и либерализма.

ХАКАМАДА: Значит, еще раз уточняю. Прошу вести дискуссию корректно. Не запрет, а мораторий на год и три месяца, пока не отработана процедура, чтобы им не пользовались разные политические партии, и только на всероссийский. Региональный референдум - в каждом регионе вы можете проводить референдумы в любое время. Кстати, чем почему-то компартия очень плохо пользовалась.

ВЕДУЩИЙ: Ирине можно сказать, что свобода моего носа заканчивается там, где начинается Ваш кулак.

ХАКАМАДА: Что, не понравилось, когда наезжают, да? А то на нас трое против двоих. И тоже терпим.

ВЕДУЩИЙ: Пожалуйста, я хочу декана послушать. Представьтесь.

ДОБРЕНЬКОВ Владимир Иванович, декан социологического факультета Московского университета, член инициативной группы по проведению референдума. Я хочу сказать свое собственное впечатление. Мне кажется, решение, которое приняла Государственная Дума, это безответственное в политическом отношении решение. Я хочу сказать, потребность в проведении референдума, выяснение мнения народа возникает тогда, когда народ чувствует, что власть, и в том числе парламент, не может и не хочет решать его проблем. Понимаете? Потому что авторитет народной воли и выражается в этом демократическом механизме, как референдум. Кроме парламента и референдума есть еще один механизм прямого участия народа в управлении страной. Это общественное мнение, которое может выражать волю большинства народа. Скажем, по отмене моратория на смертную казнь опрос общественного мнения в течение 11 лет показывает, что 80 процентов высказывается за отмену моратория.

ВЕДУЩИЙ: Понимаете, ни в одной стране этот вопрос не стоит.

ДОБРЕНЬКОВ: Я хочу сказать, что общественное мнение - это нормообразующий фактор, который политики трезвые должны учитывать в принятии важных ответственных решений. Но, в частности, я хочу сказать здесь, что референдум, не надо сейчас подменять вопрос о содержании, какие вопросы задаются. В принципе, принципиально стоит вопрос - имеет право народ российский в соответствии с Конституцией выразить свое мнение и волю свою, авторитет свой Государственной Думе. Он имеет право и должен выражать. И поэтому вот это решение, которое принято Государственной Думой, я думаю, что оно, очевидно, обнаруживает слабость именно власти. Может ли доверять народ российский власти, в том числе, и парламенту, если он не хочет слышать мнение народа. Я думаю, что не будет.

ВЕДУЩИЙ: Ирина?

ХАКАМАДА: Полностью согласна. Я об этом как раз и говорила. Я не ответила. Значит, в Нижней палате сегодняшнего парламента, в Государственной Думе, уважаемые инициаторы референдума, Компартия плюс примыкающие к ним Аграрии, плюс представители Либеральной России - они все вместе составляют одну треть. В предыдущих парламентах с 93 года коммунисты составляли тоже около 1/3, то есть, блокирующий пакет. И все это время народ голосовал за них. И вот по той самой системе. Платя им содержание, на машины, на пайки, на отдых, на перелеты в самолетах. Готов был отдавать им свои денежки, чтобы они решили проблему. Они ничего решить не смогли. Поэтому, я согласна, вот СПС, кстати, по процедурным вопросам не поддержал "Единую Россию". Мы, по сути, только голосовали. Поэтому, я согласна, но только при одном условии. Компартия расписывается в своей профессиональной негодности, прекращает пудрить мозги народу, уходят все в отставку, кладут свои мандаты и передают их народу. А народ за них решает. (?): Уважаемая Ирина, считаете ли вы как и ваш лидер Борис Немцов, что по всей видимости, российский народ до демократии не дозрел по одной простой причине. Он приводит исторические причины, говоря о том, что референдумы в разных странах 30-х годов приводили к надругательству над демократией. Таким образом, получается так, что СПС фиксирует ситуацию. В России то ли авторитарный режим, то ли тоталитарный. И вы, в данном случае, очень странно себя ведете. Получается так, а почему вы высказываете свое мнение? Почему вас никто еще не арестовывает? И вообще, вы считаете, что борьба с коммунизмом должна вестись методами 30-х годов? Когда действительно боролись с коммунизмом, доводя свои страны до фашизма. Это, действительно очень опасно вы ограничиваете демократию, по тактическим соображениям. Потом, другой раз, потом третий, потом находятся всякие очень актуальные аргументы. Действительно, демагогические вопросы коммунистического референдума, кроме одного, природная ориентика, которую действительно можно обсуждать в рамках парадигмы социал-демократии.

ХАКАМАДА: Вы вопрос задаете? Какой вопрос?

(?): Страна находится в состоянии военного и чрезвычайного положения, когда нельзя проводить референдумы.

ХАКАМАДА: Я сказала, что СПС не поддержал никакие процедурные вопросы. Но может власть использовать тот же референдум.

ВЕДУЩИЙ: Не перебивайте Ирину, вопрос был очень четко поставлен. Надо ли бороться с коммунизмом сегодня методами 30-х годов.

ХАКАМАДА: Нет, я считаю, никогда, мы всегда выступали против этого. Вопрос не в этом. Предположим, что сейчас власть использует тот же самый референдум, проведет следующие вопросы. Например, ради эффективности, национализация всех федеральных каналов. И проведет элементарно. Этого нет. Вы можете спросить это у НТВ. Этого нету. Вы предлагаете национализировать одно, а власть может предложить национализировать другое. Я подчеркиваю свою мысль. Референдум нужен, необходим, но является исключительным, но является исключительным средством, когда власть выборная расписывается в своей негодности. Коммунисты расписались, что они больше не справляются, со своей задачей. По всем процедурным вопросам СПС голосовала за. Потому что все эти процедурные вопросы были на уровне трехсот голосов. А возвращение голосования это процедурный вопрос. И СПС всегда голосовала за это.

ВЕДУЩИЙ: Скажите одно слово. Только одно слово. Вы все время бьете себя в грудь, и говорите, что вы демократка. Сегодня вы голосовали против вашего программного заявления. Хочу вам напомнить слова Вольтера, который был настоящим демократом. Он говорил, я не согласен с вашей точкой зрения, но я умру за то, чтобы вы могли ее высказать. Поэтому, обращаясь к телезрителям, хочу сказать, у нас нет 100 партий. У нас их две, партия власти и оппозиция. Поэтому, вы оказались никакими, потому что у "Единой России" нет идеологии никакой.

ХАКАМАДА: Можно я отвечу на одну цитату.

ВЕДУЩИЙ: Все.